write.as

Небоскреб, в котором фирма арендовала этаж под свой офис, смотрелся солидно. Сто пятьдесят этажей на широком квадратном основании постепенно сужались к верхушке. Просторный пентхаус, устроенный на нескольких высших уровнях, стоил каких-то немыслимых денег, но не простаивал ни дня. Одно из самых шикарных жилищ города часто брали в аренду ради съемок, вечеринок, корпоративов или попросту чтобы этим похвастаться. Впрочем, стекло-бетонно-стальной гигант уже не внушал Серому особого трепета, примелькавшись за прошедшие месяцы. Для него он казался привычным местом, в котором могло удивить лишь время ожидания лифтов и скорость поездок на них. Были и скоростные, но на них, конечно, могли ездить исключительно высокие шишки с особыми пропусками. Как-то раз, из чистого любопытства, он сумел найти в сети документы по похожему зданию, и вот изящно воплощенные в реальности технические решения все еще вызывали чувство гордости за тех, кто спроектировал и построил это чудо инженерной мысли. Серый оперся на стену лифта, сложив руки на груди, и подготовился к долгой поездке на шестидесятый этаж. На его счастье, в последний момент внутрь успел забежать знакомый пилот, с которым он пару раз летал на коротких миссиях. Завидев Серого, светловолосый мужчина с темной, цвета кофейных зерен, кожей с дружеской улыбкой протолкался навстречу и протянул небольшую, мягкую ладонь. — Не ждал тебя встретить в это время, — с удивлением, но хмурым взглядом сказал он. — Из отпуска выдернули, что-то срочное у них нашлось, — пожал плечами Серый, смотря куда угодно, но не на собеседника, изрядно надоевшего в предпоследнем полете своими привычками. Начальство обещало не ставить их вместе, но командир экипажа был уверен, что те легко перечеркнут собственные слова, если то понадобится. — Ты ведь далеко не самый опытный, с чего вдруг? — Самые опытные разгребают И-920, — хмыкнул Серый. — А начальство теперь лихорадочно ищет хоть кого-нибудь с парой-тройкой аварий за спинами. Я, как помнишь, в этой номинации лидирую с огромным отрывом. — Но не горишь желанием рисковать своей задницей ради других? — громко, да так, что на него оглянулись другие пассажиры лифта, выпалил собеседник. — Не лучшее качество в космосе, как считаешь? Последняя фраза едва не вывела Серого из себя. От смачного удара по лицу пилота спасло лишь то, что они были не одни. Он покраснел, сжав кулак и невольно приотступив для лучшего размаха, но вовремя вспомнил Влада. Тот старался не видеть проблемы, а Серый не считал это выходом. Дыша сквозь зубы, командир медленно разжал руку, и, окинув пилота полным злости взглядом, глубоко вздохнул. — Я должен был нырнуть в отсек, заполненный светящимся от нагрева натрий-калиевым расплавом, пролезть через разорванный напополам реактор и вытащить опаленного, наглухо облученного, да еще и с оторванной ногой техника. Все верно перечислил? — холодно процедил Серый. — Ищи дурака. Не думаю, что он прожил дольше пары минут. Офисные работники, которые и составляли подавляющую часть пассажиров лифта, оглянулись на космонавтов с неподдельным удивлением, а некоторые так и вовсе отодвинулись в бессмысленном страхе заболеть лучевой болезнью. Командир усмехнулся и, с нарочитой медленностью и трясучкой поводил рукой напротив пары девушек в хрустящих от белизны блузках. Они, на радость стоявших позади, отпрянули, и, не выдержав представления, пилот рассмеялся. — Не бойтесь, — спокойно сказал Серый в пространство, одновременно что-то нащупывая в кармане штанов. —Радиация не болезнь, так не передается. Он вытащил личный счетчик накопленного излучения, а на деле обычную, меняющую цвет пластинку, и несколько раз подбросил в воздух, играя. Люди вокруг немного расслабились и перестали кучковаться по углам, а он, хмыкнув, засунул пластинку обратно. Лифт остановился на сороковом этаже, и из него бурным потоком хлынули пассажиры, спеша на работу или подальше от странных людей, что предпочли просиживанию штанов в офисе опасное занятие не совсем обычного космонавта. Остался только пяток человек, среди которых затесались и те самые девушки. Взглянув на командира насмешливым, но все еще полным пренебрежения взглядом, пилот отправился к ним, на удивление быстро завязав разговор. Серый сложил руки на груди, с тоской посмотрел на медленно сменяющие друг друга цифры и припомнил тот случай. После него выписали большую премию за спасение корабля и не менее большой штраф за то, что он бросил еще живого человека. В итоге Серый даже оказался в некотором минусе, но, благо, неплохая зарплата позволяла это пережить. Да ему и тратить-то деньги было особо некуда. Мысли командира переключились на другой полет, который все еще держался рекордом по количеству проблем на ровном месте. * На фоне луны корабль смотрелся крохотной черточкой, едва заметной даже в мощный телескоп. Широкий, приземистый и далеко не самый высокий курьер поверхность луны – орбита планеты, с раскинутыми посадочными лапами, был стар. Покрытие обшивки в самом низу стерло набегающей при посадке пылью, бомбардировавшей его каждый раз. Длинные усы антенн, отнюдь не заводских, носили следы кустарного, или, в данном случае, пустотного монтажа. Характерные потеки у небольших круглых портов выдавали многократные заправки при не лучшей герметизации, а под соплами маневровых двигателей обшивка почернело настолько, что, казалось, вовсе не отражала свет. У одного из таких двигателей возился в неуклюжем жестком скафандре Серый, вовсю матерясь с выключенным микрофоном. Негибкие пальцы с трудом справлялись с откручиванием болтов, державших на себе целую панель обшивки, что скрывала за собой потенциальный источник текущих проблем. Двигатель упорно не хотел работать, а на борту был ценный груз, в том числе и не совсем законный, так что командир полета отправил человека наружу, вручив ему набор инструментов и флешку со схемами корабля. Сейчас выведенные на небольшой экранчик чертежи совершенно не помогали Серому. Он медленно закипал, желая как можно скорее вернуться на борт и свалить кручение тугих болтов на кого-нибудь другого, но, упорно возвращая сорвавшийся ключ, продолжал медленно снимать крепления листа. Один за другим болты подлетали к магниту, который он предварительно поставил на поручень. К нему же Серый зацепился тросом, чтобы не улететь ненароком, ведь реактивный ранец имел совершенно другие крепления, и те не подходили к его скафандру. Он завистливо посмотрел на яркую звездочку межзвездного корабля и подождал, пока тот не исчезнет в прыжке под аккомпанемент помех в наушниках. Затем космонавт снова принялся за болты, которых оставалось не так уж и много, так что довести дело до конца стало для него вопросом уважения к самому себе. Последнее крепление наконец-то примкнуло к своим братьям на магните, оставалось лишь подковырнуть исцарапанный лист обшивки. Резким, насколько то было возможно движением Серый вогнал плоскую отвертку в щель, после чего несколькими пинками, от которых он отлетал назад и повисал на тросе, сумел приподнять квадрат, обнаживший под собой целое переплетение труб, кабелей, баллонов и прочих необходимых компонентов многочисленных систем. — Может ну его, этот кусок? –- спросил космонавт, включив микрофон щелчком по кнопке на груди. — Обратно все закручивать придется раза в три дольше. — Нечего мусором раскидываться. На базе любезно согласились подождать еще пару дней, — с иронией протянул из наушников шипящий голос командира. — Зацепи за поручень тросом и найди, почему не запускается двигатель. — Разумеется, — ответил Серый и выключил микрофон. — Ну хоть платят хорошо за такие кульбиты. Лист обшивки тем временем медленно уплывал в глубины низкой лунной орбиты. Понимая, что далеко тот не уйдет, космонавт неловко снял с крепления на боку металлический трос, такой же, что удерживал его самого. Карабин сел на поручень словно родной – для того и был предназначен. Серый вздохнул, вспоминая, как далеко отстояли отверстия под болты от краев, прицелился и слабо подпрыгнул. Держа словно крюк заготовленный карабин, он вытянул руку и, неудобно изогнув ее, с первого раза попал в отверстие. Язычок скрипнул по металлу, отдавшись вибрацией в ладони, но встал на место, надежно закрепив кусок корабля. Самое простое оказалось позади. Теперь же Серый разглядывал технические потроха, то и дело скашивая взгляд на установленный в скафандре монитор. С виду все сходилось. Он, управляя небольшим трекболом в перчатке, внимательно прошелся по чертежам, следуя нужным его трубам. — Думаю, где-то заклинил клапан, — объявил он спустя несколько минут. — Здесь не так много точек отказа, сейчас полезу смотреть отдельно. — Принято, — кратко и четко ответил командир. — Стабилизация, удержание и ручная система отключены. Сколь-либо подозрительно, на взгляд Серого, выглядел только один из механизмов этой сложной системы. Подлетев ближе, он понял, что искал именно это. Зеленый проводок, сверкая концом, спокойно плавал в пространстве, совсем недалеко от контактов. Один из них оказался свободен, а под креплением виднелись небольшие волоски вырванного соединения. — Кажется, нашел. Под ускорением сорвало контакт на клапане… — доложил космонавт, быстро найдя причину случившегося. Где-то в этом районе совсем недавно копались инженеры, меняя контроллер системы охлаждение. С этим они справились, но, видимо, случайно зацепили сторонний элемент. — Напряжение точно сброшено? — Секунду. — Ожидание продлилось раза в три дольше. — Все управление обесточено, цепляй. Серый неловко открутил придерживающую головку, мысленно поблагодарил создателей корабля за запас длины проводов и кое-как скрутил петлю. Едва медь задела контакт, как он почувствовал ногами, загнанными под одно из ребер каркаса, щелчок, за которым последовала вибрация рвущегося наружу топлива. Из сопла вылетело белое облако, оттолкнув и закружив космонавта, до предела натянув страховку. Он даже не успел ничего понять, и вдруг уже пытался поймать взглядом хоть какой-то ориентир, все сильнее наматывая трос на себя. — Эй, что случилось!? — обеспокоенно прокричал командир. — Ты живой!? Серый, не молчи! — Да живой, чтоб его! Статикой шибануло, клапан открылся! — прохрипел он, чувствуя, прогибается скафандр. — Облило топливом, так что скаф на выброс! — Твою же! — выругались на другом конце эфира. — Возвращайся. Обратно все закрутит Пьер. — Ага, — уже более радостно ответил космонавт, наконец-то замедлив свое вращение. Спустя несколько часов он все-таки оказался внутри вечно пыльных отсеков корабля. Повиснув недалеко от иллюминатора, Серый грустно разглядывал луну. Высококипящее топливо, обильным дождем обрызгавшее скафандр, вывести было попросту нечем, его оставалось лишь списать и уничтожить. Он и так не был уверен, что не нахватался паров, хотя их и сдували, а поверхность опрыснули связывающей жижей, так что не собирался повторять опыт уже в обратном порядке. А с этой стороны спутник планеты смотрелся красиво. Редкие огоньки автоматических станций, копавших термоядерное топливо. Яркая, раскинувшаяся по грунту звезда одного из трех поселений. Туда они и собирались приземлиться, доставив с собой груз медикаментов, кое-какого сложного оборудования и самой банальной одежды. По крайней мере, так гласила официальная декларация. Неофициально же, конечно, экипажи частенько протаскивали контрабанду. Да и как этим не заняться, если контроль за развесовкой целиком лежит на них? Зная возможности корабля, они без проблем закидывали в грузовой отсек несколько дополнительных контейнеров, зная, что обслуга закроет на это глаза за некоторую плату. Она с лихвой окупалась, когда незаконный груз попадал к своему месту назначения, уходя, порой, за двадцатикратно большую сумму, чем по которой закупался. Серый вез целую пачку всяких электронных носителей с фильмами, книгами, играми и прочим пиратским содержимым. Расходилось неплохо, да и подготовки особой не требовало. Теперь он висел у стола, покручивая в руке целую связку флешек и решал, стоит ли отдать их командиру или первому пилоту, чтобы те попытались реализовать их сами, или же на некоторое время лишить лунников свежих развлечений. Впрочем, его мысли бесцеремонно прервал звонкий удар, за котором последовало страшное – резкий свист утекающего воздуха и громкий крик боли. Он сорвал маску с пояса и, нацепив ее на рту, воткнул отошедший шланг обратно в баллон, после чего крутанул вентиль. Космонавт поплыл по отсекам, следя за движениями облачков пыли и пытаясь найти дыру микрометеорита. Ориентируясь на стоны, он добрался до командного отсека, заполненного небольшими шариками крови. Она вытекала из культи командира и глубокого пореза на боку пилота, постепенно уползая к сравнительно большой дыре выходного отверстия. То и дело сталкиваясь с капельками, размазывая их по телу, Серый подлетел к аптечке, сорвал ее с крепления и, на ходу вытягивая жгут, поспешил к командиру. Плотно перетянув левую руку, вторую половину которой словно вырвало с локтевого сустава, он с размаху всадил ему в бедро шприц с обезболивающим, после чего толчком отправил коробку с медициной пилоту. Пульты управления выглядели нормально, пускай и покрытые капельками крови. Мониторы исправно выдавали текущие параметры, а прочие системы горели сигнальными огоньками, в большинстве своем зелеными. Несколько желтых могли подождать, а красный был лишь один, да и тот показывал то, что экипаж уже знал. В отсеке падало давление. Воздух утекал, и утекал быстро, но пока его хватало. — Маску на него нацепи! — крикнул Серый, вытаскивая из кармашка на своем кресле электронную книгу и открывая схемы корабля. В спешке он пролистал несколько лишних страниц, разглядывая совсем не те части, но все же заметил это и нашел нужный чертеж. Тот не радовал. Несколько порванных третьестепенных кабелей, труба системы охлаждения и, судя по стремительно расширяющемуся облаку в иллюминаторе, сорванный или пробитый топливный бак маневровых двигателей. Конечно, двигатели ориентации и маневров имели несколько независимых контуров, но едва они включили бы носовые, как топливо моментально потекло бы в том числе и из не предусмотренного отверстия, внося разлад в маневр. — Да как же не повезло, а! — крикнул Серый, засунул книгу в карман и полетел к шлюзовой камере за парой листов металла и сварочным аппаратом. Дыры нужно было залатать как можно скорее. — Бывает! — ответил пилот, после чего истерически рассмеялся, сбрасывая напряжение. Прохохотав с минуту, он резко посерьезнел и потащил командира вглубь корабля, туда, где воздуха еще с запасом. * Звон лифта заставил Серого вынырнуть из воспоминаний. И ведь все то было только началом. На посадке отказал двигатель, чуть не убив их всех в глубоком кувырке, на поверхности сложилась подкосившаяся посадочная нога, от чего корабль сел на сопло ядерного двигателя, чудом не сорвав его с креплений. Мелкие утечки, короткие замыкания в самых неожиданных местах, то и дело выдававший совсем странные данные триумвират компьютеров. Словом, когда они на честном слове и остатке бака смогли взлететь, едва не подпалив самих себя, а затем и вернуться на орбиту планеты, пристыковавшись к станции, корабль попросту списали. Но это было давно, полтора года назад. Теперь же он вышел из лифта, за ним следовал пилот, а перед лицом грозно возвышался охранник, перекрывая дорогу. Тому хватило небрежного взмаха над сканером, немедленно выдавшим зеленый огонек. На непрофессиональный взгляд Серого, этот офис скорее бросал пыль в глаза, а не служил местом для работы множества клерков. Компании хватало трех десятков человек, чтобы обрабатывать все финансовые потоки, ну а технические вопросы решались уже на космодроме, в выкупленном ангаре. Именно поэтому большая часть огражденных помещений служила переговорками, комнатами отдыха, комнатами предполетных инструктажей и подобным, а не представляла из себя одну огромную комнату, в которой словно букашки копошились все разновидности бумагомарак. Космонавт хотел как можно быстрее разобраться с делом и продолжить отдых, так что быстрым шагом отправился к месту встречи, по пути немного покрасовавшись в зеркале собственным бицепсом. Малая гравитация, а то и полное ее отсутствие, лучше всего прочего вынудили его следить за формой. Чем развитее мышцы, тем дольше они деградируют, так что Серый успешно занимался дома, восстанавливаясь и готовясь к следующим полетам. В комнату инструктажа уже набился народ, хотя до назначенного срока оставался еще десяток минут. В основном, там собрались инженеры, специалисты по космическим кораблям, а пилотов Серый не нашел. Его окружали знакомые лица, виденные хотя бы мельком, и среди них ярким пятном выделялся рыжий парень с косым шрамом на щеке. — Вот тебя-то мы и ждали! — радостно сказал руководитель полетами, Джек. Все быстро разбрелись по местам, а Серый, оглянувшись, сел рядом с новичком. — Знакомься, это Макс, твой пилот на это задание. Они пожали друг другу руки. Макс не произвел на командира никакого впечатления, ни положительного, ни отрицательного. Все раскроется на подготовке и в полете, так что Серый не торопился строить мнение о человеке. — Итак, внимание на экран! — хлопнул руками Джек. — Наш телескоп, закинутый на высокую орбиту в поисках хороших астероидов, уже несколько лет следил за одним из них на внешних границах системы. На экране показалось фото. Космический камень выглядел достаточно четко, и, на первый взгляд, ничем не выделялся среди тысяч других. Надписи рядом поясняли, что он бесперспективен для разработки. — Да, полезных ископаемых там практически нет. Но! — поднял палец руководитель. — Он вращался не так, как должен был по расчетам, да и траектория нехарактерная. По спектральному анализу это обычный камень, визуально не находилось ничего интересного, а послать туда что-нибудь через пращу для осмотра было бы слишком дорого, так что мы просто делали периодические фотографии. Три дня назад мы получили следующую картину. Слайд поменялся. Теперь, кроме астероида, можно было разглядеть и небольшой объект поверх него. Справа в рамке стояла приближенная часть изображения, и в ней находка походила очертаниями на межзвездный корабль. — Именно так, — торжественно произнес Джек. — Каким-то образом к нам затесался древний корабль. Скорее всего, он из облака Оорта и является одним из остовов флота столетней давности, разгромленного в битве, когда у нас еще и в космос-то толком выходить не могли. Особо документов по тому периоду нет, а учитывая, что тогда развалилось целое государство – едва-ли они найдутся в других системах. На экране показались приблизительные размеры корабля и данные спектрального анализа. Железо, титан, алюминий, углерод – вполне стандартные составляющие. — Поэтому руководство и решило собрать всех вас, как самых готовых к тому, чтобы приступить к работе в самое ближайшее время. У нас есть почти готовый корабль, а у конкурентов нет. Прости, Серый, что нам пришлось вызвать тебя из отпуска, но после этого полета мы докинем тебе еще месяц, да и потраченное время компенсируем. — Как будем добираться? И какой именно корабль? — уточнил командир, оглянувшись на новенького пилота. Тот светился желанием действовать, но, как он помнил по себе, оно угаснет спустя долгую неделю ожидания. — «Сурвейвор» на ионниках и с надстроенным теневым щитом. Поэтому используем пращу и постараемся закинуть вас так близко, как получится. — Вернее, вы заплатите больше, а уж как отработают парни со станции – так и останется загадкой, — усмехнулся Серый. — Я не против. — Отлично! — просиял Джек. — Тогда собирайтесь, едем на космодром. Тренажер уже собирают.